bogomol91 (bogomol91) wrote,
bogomol91
bogomol91

Category:

Наши люди - 2

XVI-й век - весьма интересный и сложный период нашей истории. Но, к сожалению, малоизвестный и не слишком интересный обывателю (да, специально выделил курсивом, так как к историкам и людям с широким кругозором это не относится). По большей части, у широких масс весь XVI-й век ассоциируется с Иваном Грозным и Опричниной. Да, царь Иван IV был, конечно, человеком неоднозначным и время его правления было сложным. Но и безо всяких "опричнин" весь этот период в истории Отечества пришелся на колоссальные трудности.

Если при Иване III Россия заявила о себе как о едином и цельном государстве, то его внуке, при Иване Грозном - как государство мирового уровня, достойное решать дела на мировой арене. Доказывая это, Россия вела войны как с европейскими, так и азиатскими государствами (Османская Империя, к примеру), строила города и крепости от Белого Моря (Архангельск) до Каспия (Астрахань), от Прибалтики (Ивангород) до башкирских степей. Была присоединена Сибирь. А самое главное - Иван Грозный добился разрушения "кольца ханств", вечно терзающих Россию - Казанского, Астраханского, Ногайской Орды, постоянно отбивалась от нашествий крымских татар, иногда - очень и очень крупных...

Разумеется, при таких раскладах Россия никак не могла обойтись без талантливых военачальников. Но, к сожалению, если спросить обывателя, каких знаменитых отечественных полководцев XVI века он знает, тот впадет в ступор. Назовут разве что Ермака Тимофеевича. Кто-нибудь, напрягая ум, вспомнит еще Горбатого-Шуйского и Воротынского. А сам Иван Грозный считается или нет? Как нет, если он сам в походы ходил? Как это, только стимулировал людей? Ой, тогда Дмитрий Пожарский. Подумаешь, прославился в Смутное Время - родился ведь в XVI веке! Ой, всё...

Между тем, очень не заслуженно остается в тени еще один человек, который и станет сегодня героем нашей рубрики. Человек, который одержал множество побед и вполне может считаться "Суворовым XVI века". Усаживайтесь поудобнее, приятного чтения.

ДМИТРИЙ ХВОРОСТИНИН



Дмитрий Иванович Хворостинин родился во второй половине 1530-х годов в Москве. Род его происходил из младшей ветви ярославских князей, ранее владевших ухорским уделом - крохотным кусочком Ярославского княжества. Разумеется, по знатности Дмитрий Хворостинин не мог поспорить с другими выходцами из знати и не мог занять хоть сколько-нибудь важный государственный пост только благодаря одному своему происхождению, как это подчас делали другие. Чтобы пробиться в верха, у Хворостинина оставался один выход - военная служба.

Служить Хворостинин начал с пятнадцати лет, причем с самых рядовых должностей. Поначалу - в Коломне и крепости Белая (чем славен город маленький городок Белый, что в Тверской области, читайте тут). К концу 1550-х годов - дослужился до звания стольника, и был направлен на крымскую украину в город Шацк.

Противостояние крымским татарам - вообще отдельная тема. В период всего XVI века, и, чуть с меньшими масштабами, в XVII, те постоянно нападали на территории российского государства с целью сбора ясыря - пленных для продажи на невольничьих рынках Кафы. Быстрые перемещения крымцев далеко не всегда удавалось отследить и предупредить. Приходили татары большой ордой, вставали в кош в удобном месте, а оттуда, будто растягивая щупальца, рассылали отряды по ближайшим населенным пунктам. Выбранная деревня окружалась, все выходы для отступления ее жителям отрезались. Далее брали в плен всех, кого смогли найти (за исключением инвалидов, больных и стариков - тех на месте убивали), а заодно уводили весь домашний скот. Иногда деревни затем сжигались, иногда - нет, если местность дело происходило в густонаселенной местности - тогда можно было напасть и на соседние села, жители которых и не подозревают об опасности. Иногда крымские татары вплотную подходили к какому-нибудь городу и, если дозорные вовремя не доносили гарнизону сведения об орде, врывались в раскрытые ворота и опустошали уже город. Такое происходило нечасто, но периодически. Если жителям города удавалось закрыть ворота вовремя и приготовиться к обороне, татары брали город в осаду, неизменно опустошая округу. Цель - получение откупа. Иногда на помощь осажденным приходила собранная рать и отгоняла крымцев. Иногда - не успевала, и татары получали дань. А после того, как крымские татары набирали вдоволь ценностей и пленных - спешно уходили прочь, стараясь оторваться от преследующей их регулярных русских войск. В бой крымцы предпочитали особо не ввязываться и в целом, действовали в этом плане как крысы (выражаясь современным языком) - предпочитали давать бой только если многократно превосходили русских числом. Да и то, в открытый бой не ввязывались - будучи отменными конными лучниками, предпочитали издали поливать врага дождем издали. Тем более, что в XVI веке стрелы летали чуть ли не вдвое дальше мушкетных и аркебузных пуль. Если же идущая за ними армия была чересчур уж большой, татары могли бросить отягощающую их добычу вместе с пленными и сбежать. Такой исход еще считался благоприятным, ведь порой крымцы просто убивали пленных, и только тогда сбегали...

А до середины XVI столетия подобно крымцам (иногда - координируясь с ними и нападая с двух фронтов) действовали татары казанские. Казанцы сплавляли наловленных русских пленных по Волге в Астрахань - в свое время там был крупный невольничий рынок. Пока царь Иван Грозный не взял штурмом Казань, а затем - Астрахань и не прикрыл лавочку. А вот с крымцами покончить было тогда почти невозможно - тех взяла "под крышу" Османская Империя, которую в тот момент победить не смогло бы ни одно европейское государство. И даже коалиции европейских государств во второй половине XVI века пришлось несладко. Но то совсем другая история. Суть в том, что нападение на Крым тогда равнялось нападении на Турцию, и нашим оставалось лишь мечтать, что когда-нибудь удастся ликвидировать это змеиное гнездо.
Турки, кстати, оказывали активную поддержку крымцам, иногда давая в подмогу своим протеже еще и регулярную армию, и артиллерию для набегов на Россию. И это уже превращалось в полноценные военные походы. Для примера - смотри поход на Тулу в 1552 году

Конечно, для борьбы с крымскими татарами необходимо было выстраивать систему укреплений, оснащать армию быстрыми и выносливыми конями. И, конечно же, нужны были умные, хитрые и смелые люди, способные побеждать крымцев, играя по их правилам. Таким человеком и оказался Хворостинин. Немало лет своей жизни он посвятил защите страны именно от крымских татар. И начал свою карьеру именно с этой стези. К примеру, в 1562 году отразил набег крымцев под Мценском.

Но человек военный не должен быть зациклен на войне только с каким-то определенным противником. Как известно, в 1558 году началась Ливонская война, которая началась как война между Россией и мелким прибалтийским государством - Ливонским Орденом. Но в 1561 году магистр Ливонского Ордена сделал ход конем - разделил свою территорию между Польшей, ВКЛ и Швецией. Так что русскому государству пришлось воевать с этими тремя государствами. Но русские не только не испугались, но и сами перешли в контратаку.

Так, в 1563 году состоялся грандиозный поход русских войск на Полоцк, ставший одним из самых масштабных походов русской армии в XVI веке. На город выступило семь полков, возглавляемых лично Иваном Грозным. Основные укрепления Полоцка пали довольно быстро - русские пушки оказались настолько мощными, что пробивали их чуть ли не насквозь. Литовцы и поляки, оборонявшие город, подожгли посады, а сами начали отступать в Верхний Замок. Да не просто отступать, а загонять туда же русских жителей Полоцка, намереваясь их использовать в качестве живого щита. Хворостинин, возглавлявший часть поместного войска, бросился со своими отрядами в бой - и смог отбить русских людей, не дав полякам создать "живой щит". Чуть позже именно Хворостинин со своими людьми были в числе первых, кто взял штурмом Верхний Замок Полоцка - последний очаг сопротивления противника. Иван Грозный высоко оценил храбрость воеводы, и выделил его среди прочих военачальников.

Этот факт сыграл дальнейшую роль в судьбе Дмитрия Ивановича. После взятия Полоцка успехи русской армии сошли на нет - поляки сговорились с крымскими татарами, и те усилили набеги на южные украины русских земель. К тому же, в 1564 году Андрей Курбский перебежал на службу к литовцам, из-за чего Иван Грозный перестал доверять боярам, и ввел в 1565 году опричнину. Дмитрий Хворостинин стал опричным воеводой и надолго вернулся на южное приграничье - охранять Отчизну от крымцев. Кстати, нес он службу в Зарайске, а зарайским воеводой также в свое время был и Дмитрий Пожарский - такое интересное совпадение...

Уже в 1565 году Хворостинин отличился - сначала, умело маневрируя, окружил и разбил один из татарских отрядов, уже возвращавшихся к себе в степи с ясырем. А осенью этого же года, когда крымско-татарское войско, возглавляемое самим ханом Девлет-Гиреем, напало на Болхов, Хворостинин смог вовремя прийти на помощь и отбить город.

Набеги крымцев, тем временем, становились все масштабнее, даже несмотря на строительство в 1566 году "засечной черты". К примеру, в 1569 году началась уже полноценная российско-турецкая война, когда крымско-турецкое войско осадило Астрахань.. А в 1570 году 50-тысячное войско крымцев напало на Рязанскую землю. Хворостинин, получивший к тому времени титул окольничего, выступил против татар. Действовал он довольно дерзко и рискованно - перешел через Оку со своими отрядами безо всяких подкреплений и нанес крымцам несколько чувствительных ударов, из-за чего те были вынуждены отступить.

Но, несмотря на успехи, времена для русского государства наступали все более мрачные. В 1571 году войска Девлет-Гирея вновь напали на русские земли. Возглавлявшие опричные войска воеводы, оборонявшие московские рубежи, все как один побежали вместе с войсками - и лишь Хворостинин с передовым полком пытался что-то сделать. Но крымцы просто обошли войско Дмитрия Ивановича и подожгли московские посады. Москва сгорела.

Царь Иван Грозный, разумеется, пришел в ярость после произошедшего. Были казнены все воеводы, участвовавшие в обороне столицы. Кроме Хворостинина. Да еще Михаилу Воротынскому удалось уцелеть, да и то потому, что тот оборонял Рязанщину и Каширу, и не находился рядом с Москвой при злополучной обороне. Опричнина была распущена - царь больше не мог на нее полагаться после произошедшего.

А в 1572 году Девлет-Гирей решил предпринять масштабный поход на Россию, дабы завоевать ее окончательно. После 1571 года татары не сомневались в успехе, и даже заранее разделили территорию русского государства на улусы. Тем более, что турецкий султан выслал в помощь крымцам семь тысяч отборных янычар. Численность крымских войск оценивается порой в 120, и чуть ли не в 150 тысяч человек, что, имхо, сомнительно. Лично я считаю, что крымских татар вместе с янычарами насчитывалось около 70 тысяч.
Противостояло им 25-тысячное русское войско, коим командовало два воеводы - Воротынский и Хворостинин. Царь Иван Грозный потребовал от них таким образом искупить свою вину. Иначе, мол, не сносить вам головы. Правда, если бы наши проиграли, то в любом случае им оставалось бы сложить головы - ведь России бы уже не было.

Но, благо, проигрыша не случилось, а случилась знаменитая битва на Молодях. Подробно про нее рассказывать хоть и охота, но не буду - и так текста уже достаточно набирается. Здесь стоит отметить, что именно Хворостинин благодаря уловкам и маневрам смог заманить крымцев к укрепленному гуляй-городу (иным привычнее слышать слово "вагенбург") и навязать бой татарам. После нескольких изнурительных дней августа 1572 года Воротынский принял решение вывести часть войск из гуляй-города и, проведя их ближайшим лесом, ударить по татарам с тыла в разгар битвы. Хворостинину досталась не менее (а может, даже и более) сложная задача - оборонять наполовину опустевший гуляй-город. Да еще и в тот момент, когда крымские татары решили изменить своим принципам, дружно спешились с коней и огромной гурьбой с саблями в руках отправились брать русские укрепления штурмом, надеясь задавить их числом. Дмитрий Иванович со своими людьми выстояли! И дождались момента, когда Воротынский нанес удар с тыла. Не выдержав "взятия в клещи", крымцы сбежали. Победа осталась за русскими воинами.

В Молодинской битве погибли все семь тысяч янычар, ногайский хан, множество крымских мурз, до этого деливших между собой русские земли, а также близкие родственники Девлет-Гирея - сын, зять и внук. Погибло около тридцати тысяч крымцев, и еще какое-то количество "пропало" по дороге, умерев от ран и обезвоживания, а также благодаря нападениям казаков. В Крым вернулось всего двадцать тысяч изможденных воинов.

Таким образом, русские отстояли, не в первый и не в последний раз, свою независимость, и победа в битве на Молодях стала самым ярким триумфом Воротынского и Хворостинина. Некоторые историки до сих пор спорят, кто внес больший вклад в победу, но лично я таких споров не приемлю - равноценно действовали оба.

Разумеется, авторитет Хворостинина после такой победы вырос до небес - но не в глазах царя. Тот так и не смог простить воеводе итоги 1571 года (хотя, имхо, эти обвинения в данном случае неразумны). И решил - раз ты, Дмитрий Иванович, такой искусный воевода - так ступай воюй в Ливонию. У нас там война идет до сих пор, если кто забыл!

И Хворостинин отправился на "ливонский фронт". Назначен он был помощником не абы кого, а самого Малюты Скуратова. Вместе с ним он участвовал в осаде и успешном взятии крепости Вассенштейн (ныне - Пайде, Эстония). Кстати, в этой битве и нашел свою смерть Скуратов - полез на стену и словил пулю в голову. Бывает...

В 1573 году крымцы вновь, несмотря на тягчайшее поражение под Молодями, напали на Россию. Хворостинин срочно вызывается на южную границу России. Там он смог разбить крымских татар под Воскресенском. Еще несколько лет он находился там, верно сторожа украину Отечества.

Но как только ситуация с крымцами слегка нормализовалась, талантливый полководец вновь вызывается на северо-западные рубежи. В 1578 году благодаря Хворостинину был взят город Оберпален (ныне - Пылтсамаа, Эстония). В 1579 году военные действия против России активизировал польский король Стефан Баторий, перенесший ход военных действий уже непосредственно на территорию России. Хворостинин в это время в Калуге - очередное нападение крымцев отбивает. А затем выдвигается под Ржев, и побеждает в битве против польско-литовских войск. Русские переходят в контратаку - собрав войска, выдвигаются в рейд по литовским городам. Во главу войск был поставлен Хворостинин. Спускаясь по Днепру, воинство Хворостинина совершило рейд к Дубровно, Орше, Шклову, Могилёву и Радомлю. «и у Могилева посады пожгли и много товаров поимали и ляхов побили и много полону поимали и сами вышли со всеми людьми на Смоленеск, дал Бог, здорова». В течение похода под Шкловом был разбит крупный польско-литовский отряд, состоявший преимущественно из наёмников. В результате этого похода Стефан Баторий был вынужден отложить своё наступление на Псков, потеряв ценные летние месяцы, и смог начать известную безуспешную осаду Пскова (где оборонялся брат Хворостинина Андрей) лишь в августе.

В следующем, 1582 году, против России централизовано выступили шведы. В противовес им выдвинули - кого бы вы думали? Вопрос риторический. В феврале 1582 года русское войско, возглавляемое Хворостининым, встретило шведов на окраине русской земли, у села Лялицы, что близ города Ям (Кингиссепп) на тогдашней Новгородской земле, и разбило их. Как пишет Разрядная книга, «Божиею милостию и Пречистые Богородицы молением свейских людей побили и языки многие поимали. И было дело: наперед передовому полку — князю Дмитрию Ивановичу Хворостинину да думному дворенину Михаилу Ондреевичу Безнину, — и пособил им большой полк, а иные воеводы к бою не поспели. И государь послал к воеводам с золотыми...»

Именно поражение под Лялицами (вкупе с неудачной для шведов осады крепости Орешек) вынудило шведского короля заключить Плюсское перемирие. С его подписанием Ливонская война, длившаяся 25 лет, наконец, закончилась. А в 1584 году ушел из жизни царь Иван Грозный.

Но не закончилась военная служба Дмитрия Хворостинина. Наоборот, судьба, ему, наконец, начала улыбаться. Дело в том, что по счастливой случайности, дочь Хворостинина оказалась замужем за троюродным племянником Бориса Годунова, который после смерти Ивана IV хоть и не стал царем, но стал фактическим правителем государства. Отчасти из-за этого, отчасти из-за огромных заслуг Дмитрия Ивановича, его, наконец, наградили боярским чином, назначили государевым наместником в Рязани, подарили множество земельных владений и в целом одарили множеством всякого-разного. Отныне его ценят и жалуют при дворе, он участвует в заседаниях Боярской думы и присутствует на государственных приёмах зарубежных послов (например, в 1585 году наряду с другими боярами Дмитрий Иванович «в большой лавке сидел» при приёме посла Речи Посполитой Льва Сапеги).

Но при этом Хворостинин теперь должен охранять всю южную приграничную линию, чем и продолжает заниматься. Так, в 1585 и 1586 годах благодаря Хворостинину были отражены набеги крымских татар. А в 1587 году снова пришедшая к южным рубежам страны крымская Орда, узнав, что Хворостинин с войском находится поблизости и готово оборонять границы, просто развернулась и ушла.

Но в том же году Хворостинина вновь вызывают "на фронт" - истекал срок Плюсского перемирия, снова воевать "свейские немцы" хотят. Дмитрий Иванович едет в Великий Новгород, где принимает командование армией. В 1590 году война началась. Хворостинин тут же пошел вместе со своей армией в наступление, взял город Ям и чуть позже разбил шведскую армию под Ивангородом, вынудил шведов бежать к Раковору (ныне - Раквере, Эстония). Русские начали осаждать Нарву. Шведы, поняв, что запахло жареным, согласились на перемирие, отдав русским утраченные ими в результате Ливонской войны Ям и Копорье.

Увы и ах, это стало последней военной кампанией для талантливого полководца. Почти тридцать лет Хворостинин работал на износ, мотаясь туда-сюда по рубежам Родины, и в последние годы держался на пределе сил. Его одолевали многочисленные недуги. оставив военную службу, Дмитрий Иванович принял монашеский постриг под именем Дионисий и остался жить в Троице-Сергиевой Лавре. Точнее - доживать свой век, так как Хворостинин явно знал о своей скорой кончине. Летом, седьмого августа, его не стало.

Вообще, даже если отбросить бесчисленные войны и военные походы, на долю Хворостинина выпало очень много невзгод. Поскольку, как уже упоминалось выше, человеком он был далеко не таким знатным, как другие родовитые люди, его успехам завидовали черной завистью, а против назначения на ответственные посты - протестовали. Стремясь подгадить талантливому военачальнику, знать часто обращалась против него в суд. Точнее, выражаясь языком XVI века, начинала местнические тяжбы. Как пишет историк Володихин, талантливый, но не родовитый Хворостинин являлся одним из «рекордсменов» местнических дел. За период между упразднением опричнины и его смертью его имя связано с 22 местническими тяжбами, в среднем каждые восемь месяцев. Причем по итогу одной из них его обязали уплатить гигантский на тот момент штраф - 150 рублей. Также не способствовало процветанию дел Хворостинина и почти опальное отношение к нему Ивана Грозного после 1571 года - даже после Молодинской битвы. Лишь с 1584 года ему стало везти гораздо больше, но то были последние годы жизни этого человека.

Что мы имеем в итоге? Талантливого военачальника, в равной степени искусно воюющего против самых разнообразных противников - поляков, литовцев, шведов, крымских татар и ногаев. Причем крымцы его уже боялись. Верного защитника рубежей, подобно цепному псу, вцепляющегося в любого врага и по воле службы готового мотаться с Прибалтики в Калугу, с Рязани в Новгород ради того, чтобы Отечество было в безопасности. Человека, спасшего страну во время Молодинской битвы. И человека, не сломавшегося под многочисленными неприятными обстоятельствами - врагами порой куда более страшными, чем просто вооруженные люди.

А еще Иван Грозный в свое время награждал Хворостинина особыми золотыми монетами - аналогами медалей (чеканить медали в честь того или иного события начали только при Петре I, и то не сразу). Первый свой "золотой" Хворостинин получил за оборону Болхова в 1565 году. Еще один - в битве за Ржев в 1582 году. И третий - за битву под Лялицами в 1583 году. По сути, если проводить аналоги с современным периодом, Хворостинин - Трижды Герой России! Хотя должен бы быть как минимум четырежды, но за Молодинскую битву царь Хворостинина не наградил - видимо, посчитал, что тот и так должен был искупить вину за сожжение Москвы.

Увы и ах, про Хворостинина обыватели нынче не говорят и не знают. Да и даже в официальной историографии к нему относятся, мягко говоря, небрежно. Так, доподлинно неизвестны ни дата рождения (между 1535 и 1540 годом), ни дата смерти (то ли 1590, то ли 1591 год) этого человека. Почти забыты и мало упоминаются его подвиги и победы (кроме Молодинской битвы, да и ту как-то слабо помнят). Нету в его честь ни памятников, ни бюстов, ни мемориальных досок, нету про него художественных фильмов, восхваляющих стихов/баллад. И вообще почти ничего нет, кроме сведений определенных (часто - узкоспециализированных) людей о нем.

Может, хотя бы насовсем его не забудем?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments